Что мешает российскому венчуру?

Что мешает российскому венчуру?

Не обращая внимания на то, что работа основной русском венчурной компании признана неэффективной, у амбициозных и очень способных еще остаются шансы привлечь финансирование к своим храбрым бизнес-идеям. Не смотря на то, что количества инвестиций венчурных фондов в Российской Федерации снизились, интерес к увлекательным проектам «с нуля» возрос.

Как неизвестным, но новаторам и талантливым изобретателям во времена бегства инвесторов и «финансового кризиса в уровень качества» изыскать средства на реализацию собственных проектов? Так как опоры работы «и неэффективность надежды» российского венчурного рынка – «Русском венчурной компании» — признало и Министерство экономразвития.

Справка
Венчурный фонд — инвестиционная компания, трудящаяся только с инновационными, а соответственно и с высоко рискованными, проектами и предприятиями.

О трудностях молодого русского рынка венчурных фондов в интервью Bigness.ru поведала Президент Национальной ассоциации развития и инноваций IT (НАИРИТ) Ольга Ускова (потом — О.У.)

Bigness.ru: — Сейчас (24 марта) министр экономики Эльвира Набиуллина сделала заявления, каковые возможно расценивать как признание неэффективности деятельности Русском венчурной компании (РВК). По словам министра, форма инвестирования, применяемая РВК, была «преждевременной». Ранее Генеральная прокуратура заявляла, что средства, перечисленные РВК в венчурные фонды, расходовались «неэффективно, расточительно», и практически деятельность компании свелась к размещению средств на депозитах в банках.

Как НАИРИТ согласна с таким мнением?

О.У.: — О том, что принципы работы РВК не действенны и деятельность национальной венчурной компании не принесет русском экономике ожидаемого результата, НАИРИТ сказала уже давно. Если бы тогда – полтора-два года назад – к нашим словам прислушались, то не потребовалось бы вмешательства Генеральной прокуратуры, а бюджет бы сохранил десятки миллионов долларов. В итоге, выделенные РВК средства пошли на финансирование дружественных управлению фонда компаний, каковые так и не смогли создать хоть какое количество-нибудь значимых технологических разработок.

Аналогичного бы не случилось, если бы в стране действовал университет внешней опытной экспертизы. Мы предлагали управлению РВК проводить свободную экспертизу реализуемых компанией проектов силой ведущих экспертов российского ИТ-рынка и РАН, но получили отказ. В итоге, мы видим, к чему это привело.

Bigness.ru: — Что ж, информацию о неэффективности госинвестирования достаточно красноречивы. Но как чувствуют себя частные венчурные фонды и этот рынок в целом по России? Как очень сильно кризис сказался на деятельности венчурных фондов в стране?

О.У.: — Сказался, и достаточно без шуток. Мы пока не закончили расчеты экономических утрат, но предварительные сведения говорят о том, что количество венчурных инвестиций в среднесрочной возможности в Российской Федерации сократится на 70%-80%. Одновременно с этим мы замечаем очень обнадеживающую тенденцию роста интереса к старт-апам.

Это показывает, что инновационный сектор делается более опытным, из него уходят спекулянты и приходят высококвалифицированные инвесторы, прекрасно разбирающиеся тонкостях высокотехнологических проектов.

Другими словами, теряя в количестве, рынок получает в качестве. В следствии, появляется шанс у молодых российских разработчиков, головы каковые полны красивыми технологическими идеями, но каковые не владеют должным связями и организационным опытом для запуска собственной идеи как проекта.

Bigness.ru: — Инвесторы довольно часто жаловались на трудности развития венчурного рынка в Российской Федерации. Какие конкретно своеобразные сложности у венчурных компаний в Российской Федерации появляются? Обострились ли эти неприятности в кризис?

О.У.: — По большей части венчурные инвесторы жалуются на русского законодательство, которое предоставляет им меньше шансов на рынке и значительно хуже защищает их инвестиции по сравнению с другими государствами. К настоящему времени для ответа данной неприятности было сделано много.

Депутаты Государственной думы приняли большой количество нужных поправок в профильное русского законодательство. Но всех «белых пятен» в законодательстве закрыть не удалось. Опасаюсь, что в кризис эта неприятность отойдет на второй план, что, само собой разумеется, не будет содействовать созданию более благоприятного климата для венчурных инвесторов.

Bigness.ru: — Как в Российской Федерации обстоят дела с бизнес-идеями? Существует вывод, что в Российской Федерации, из-за недостаточного экономического образования, уровень качества бизнес-идей низкое. Согласны ли Вы с этим?

О.У.: — Наличие бизнес-образования никак не воздействует на уровень качества идей. Именно напротив, лучшие «бизнесовые» либо технологические идеи появлялись в головах людей, по большому счету не имеющих никакого образования. Как я не забываю, отсутствие диплома не помешало тому же Биллу Гейтсу выстроить наибольшую высокотехнологическую компанию в мире.

Бизнес-образование оказывает помощь только верно оформить идею для диалога с деловыми партнёрами и инвесторами, но вот как раз создать идею образование нисколько не оказывает помощь.

Bigness.ru: — Были ли сейчас заявлены занимательные старт-апы?

О.У.: — Да, само собой разумеется. Поток занимательных проектов у нас ни при каких обстоятельствах не прекращался – были они и раньше, имеется и по сей день. В частности за этот месяц к нам поступило пара весьма занимательных проектов в области нанотехнологий, распознавания и биометрии графических образов.

Дарья Юрищева

Занимательные записи

Рекомендуем к прочтению

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.